Происхождение человека, предназначение человека.

А.Е. Уайльдер-Смит

1. Человек - животное с высшим разумом?

    С давних времен человека интересовал вопрос о своем происхождении, и этот интерес до сих пор еще не проявляет никаких признаков ослабления. В наши дни различаются два главных рода противоречивых взглядов. Во-первых, взгляд, принятый и признанный без возражений в большинстве университетов и колледжей восточного и западного мира, что человек эволюционировал от низшего типа животных до своего теперешнего состояния, согласно принципам, впервые изложенным Чарльзом Дарвином, Альфредом Р. Уоллесом и их учениками. Таким образом, согласно этому мнению, человек представляет собой не что иное, как интеллигентное животное. Второй взгляд выдвигается как откровение Библии, согласно которой человек был особым созданием, каким он является и сегодня. Существует и третье, прмежуточное мнение, высказываемое некоторыми христианами, пытающимися найти компромисс для обоих взглядов. Что касается различных взглядов, высказываемых некоторыми нехристианскими религиями, то мы их в данном случае не касаемся.

    С самого начала нашего обсуждения следует полностью уяснить себе тот факт, что дарвинизм и неодарвинизм, с основанием или без, были использованы повсюду на Востоке и на Западе атеистами и агностиками как главное оружие против библейского учения о происхождении мира и человека. В наши дни достаточно известно, что коммунисты официально используют "факт" эволюции, чтобы подрывать или высмеивать все теистические и христианские верования. Атеизм и дарвинизм являются официальной государственной доктриной на Востоке, причем главную ее основу составляет дарвинизм[27].

    Профессор сэр Джулиан Хексли утверждает: "После Дарвина больше не было нужным устанавливать существование жизни благодаря божественному соизволению, вследствие фактических данных о биологической приспособляемости"[28]. Сравним также категорическое заявление сэра Джулиана Хексли в Чикаго 26 ноября 1959 г.: "В эволюционном плане мысли больше нет ни надобности, ни места для сверхъестественного. Земля не была создана; она эволюционировала. То же произошло с животными и растениями, населяющими ее, включая и человеческие существа с их разумом и душой, с их мозгом и телом. То же призошло и с религией"[29]. Эта точка зрения наиболее распространена на Востоке за железным занавесом и в англосаксонском мире. Однако на Европейском континенте (и, хотя и в меньшей степени, в Соединенных Штатах) довольно распространена и упомянутая выше промежуточная точка зрения. Согласно ей, дарвинизм отнюдь не делает идею о Боге не выдерживающей критики или ненужной, но показывает нам созидательный метод Бога, примененный в строительстве нашего теперешнего мира. В некоторых американских сектантских колледжах имеется много теистических эволюционистов и прогрессивных креатионистов. Взгляды отца Пьера Тейяра де Шардена (член общества Иисуса), захватившие Европу и Соединенные Штаты за последнее десятилетие, также относятся к данной категории.

    В дальнейшем обсуждении мы хотели бы рассмотреть следующие вопросы: 1) Делает ли дарвинизм как таковой действительно излишней идею о Боге и поэтому должен рассматриваться как подходящее оружие для атеистов? 2) Была ли эволюция в животном и растительном мире божественным методом создания жизни в мире, который мы знаем? То есть показывает ли нам эволюция труд Бога и, следовательно, теистическая теория эволюции является поэтому правильной?

    Оба взгляда сходятся на том, что эволюция является фактом, который должен быть признан и с которым нужно считаться. Однако нам нужно будет рассмотреть и третий вопрос в ходе нашего исследования: является ли медленная спонтанная эволюция животного и растительного мира от простейшего к сложнейшему, как утверждают Дарвин и неодарвинисты, возможной или вероятной?

ЧЕМУ УЧИТ ЭВОЛЮЦИЯ?
ВОЗНИКЛА ЛИ ЖИЗНЬ ИЗ ОДНОЙ КЛЕТКИ?

    Все животные и растения, какими мы знаем их в теперешнем мире, возникли из одной простой первичной жизненной клетки. Теперешняя жизнь служит продолжением первоначальной жизни, но из простейшего она спонтанно развернулась в сложнейшее. Таким образом, все формы жизни постулированы как генетически родственные друг другу и происходящие из одного общего источника - простой первичной клетки, самозародившейся в биогенезисе пока еще не вполне понятным образом.

ПРОДОЛЖАЮЩИЕСЯ ИЗМЕНЕНИЯ К СЛОЖНОСТИ

    Все формы жизни изменялись с самого начала. Обычно эти изменения происходили от простого к сложному. Многообразие развилось из единой "стандартной простоты". Теория эволюции стремится объяснить не только происхождение жизни как таковой, но также и механизм, порождающий изменения в условиях естественных законов и условий.

    Постулированный механизм включает в себя изменения, возникающие случайно. Такие изменения известны как мутации: они случайно возникают в генетическом материале. Случайные мутации, дающие их обладателю преимущество перед не имеющими их организмами, помогают ему выжить в борьбе за существование. В результате обладатели подобных мутаций становятся более многочисленными и порождают большее потомство, чем менее "удачливые" организмы, не обладающие случайной мутацией в своем генетическом материале. Могут происходить малые или великие мутации, и они могут возникать вследствие ионизированной радиации или изменения химического состава. Другие мутации могут возникнуть вообще без причины, которую мы могли бы постулировать в данный момент. Распределение подобных мутаций опять-таки приписывается только случаю. Мутации гигантских размеров - макромутации, как предполагается в некоторых кругах, послужили причиной внезапного образования новых видов в геологических формациях.

БОРЬБА ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ

    Предпосылкой дарвинистов является наличие борьбы за существование между живыми организмами. Мирное совместное существование (симбиоз) считается менее доминирующим, чем борьба за существование. Только предполагая наличие подобной борьбы, дарвинизм может постулировать восходящую тенденцию в эволюции, поскольку без борьбы не может быть и преимущества в борьбе организмов, несущих в себе новую и благоприятную им мутацию, над старыми организмами, ею не обладающими. Таким образом, без борьбы не может быть естественного отбора и восходящей тенденции в эволюции. Сама идея об эволюции без борьбы за существование не могла бы быть жизнеспособной.

ПОТРЕБОВАЛИСЬ МИЛЛИОНЫ ЛЕТ...

    Поскольку постулировано, что эволюция происходила очень медленно, считается, что для эволюционного процесса потребовались миллионы лет.

    Основываясь на этих постулатах, дарвинизм стремится установить, что одна-единственная примитивная жизненная клетка смогла "автоматически" преобразовать себя в сложный высший организм. Для направления этого процесса не был необходимым ни Бог, ни какое-либо высшее существо. Случайная мутация и борьба за существование (естественный отбор) автоматически вызывают эту восходящую тенденцию в сложности жизненного процесса. Именно на этом основании эволюционисты отрицают необходимость постулата Бога - все предпосылки о намеренности и предназначении отбрасываются, как ненужные, постулированные автоматичностью эволюционного процесса.

    Возможно, что большинство дарвинистов делают и дальнейший шаг. Они полагают, что примитивная жизнь, или примитивная клетка, была настолько проста, что и она возникла тоже совершенно случайно. В некоем первоначальном океане возникла правильная концентрация неорганических солей, аммониака, двуокисного углерода и таким образом образовались случайно некоторые аминокислоты. Затем они полимеризовались в полипептиды, которые также случайно соединились друг с другом, образовав первую примитивную молекулу. Протеин является пререквизитом для жизни, и поскольку образовался готовый протеин, на его основании могла начаться жизнь. Таким образом постулировано, что "случился" подобный примитивный биогенезис (архибиопойезис). Для добросовестного дарвиниста единственной созидающей силой во всем этом процессе служит случайное изменение и отбор, происходящий в течение миллионов лет в благоприятных условиях.

    Разумеется, эволюционный принцип применялся к развитию и в областях, стоящих вне жизни. Несмотря на то что идея борьбы за существование не применялась к неорганическому миру, эволюционный процесс постулировался и постулируется для объяснения происхождения материи, галактик, энергии и т. д., без того, чтобы за всем этим вставала идея о разуме, руководящем различными синтетическими процессами, которые мы можем набюдать. Концепция эволюции овладела человеческим мышлением в областях, относящихся к биогенезису, политической экономии, происхождению материи и т. п., и постулирована как управляющая механизмом всего синтеза.

ХРИСТИАНСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ
БИБЛЕЙСКОЕ УЧЕНИЕ

    Библия учит, что она - божественное откровение, не только в духовной области, но и в таких явно научных и материальных областях, как происхождение Вселенной, нашего мира и жизни. Каким образом заявления Священного Писания могут стоять наряду с утверждениями сторонников дарвинизма по тем же вопросам? Для того чтобы правильно подойти к этой теме, нужно определить, чему именно учит Библия, поскольку ей приписываются всевозможные утверждения, которые в ней фактически не содержатся.

    Известное постоянство разновидностей. По библейскому учению в начале Бог сотворил небо и землю, которая в этот момент была "безвидна и пуста" (Быт. 1, 1-2). После этого особого первоначального творения называются семь дней, в течение которых Бог создал мир, который мы знаем. Были созданы все растения и животные согласно их роду, после чего они могли размножаться. Это, если судить поверхностно, указывало бы, во всяком случае, на известное постоянство видов и на то, что многочисленные разновидности их, известные нам сегодня, генетически не родственны друг другу. Представление о том, что всякая форма жизни была отдельно создана, не привело бы нас к постулату, на основании Библии, что примитивная, первоначальная, простая форма жизни была генетическим предком позднейших и более сложных ее форм.

    Неабсолютное постоянство. С другой стороны, если взять Библию единственным источником сведений, то в этом случае нельзя было бы предположить, что все разновидности особей абсолютно постоянны. Основанием для этого утверждения является, разумеется то, что в Библии признается, что человеческий род Адама послужил родоначальником после Ноя, различным этническим разновидностям человека, то есть семитам, хамитам (черным и цветным) и другим расам. Таким образом, Писание определенно учит "эволюции", или отклонению между разновидностями, несмотря на утверждение, что все живые существа были созданы первоначально согласно их видам, а не один простой вид естественно или спонтанно развился в более сложные или высшие виды. Очевидно, что библейское учение о происхождении не согласуется с представлением о том, что одна примитивная клетка случайно и спонтанно возникла в результате какого-то соединения аминокислот или полипептидов и протеинов и что эта клетка постепенно, без всякого божественного или внешнего руководства, но исключительно вследствие случайной мутации и естественного отбора послужила зарождением всех сложных высших форм жизни, которые нам сегодня известны.

    Только с большим предубеждением и желанием читать между строк то, чего не существует в тексте, можно было бы предположить, что нижеследующие утверждения служат ссылкой на эволюцию:

Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их.

И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию.

И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. (Быт, 1, 24; 2, 7; 2, 21-22)

    Непредубежденных людей подобные утверждения вряд ли наведут на мысль о процессе случайной мутации и естественного отбора в течение миллионов лет, приводящего в результате, без всякого внешнего воздействия, к развитию сложных организмов из простой клетки, являющейся также результатом простого случая. Типичный дарвинист верит в случай, вырабатывающийся в течение миллионов лет, совместно с естественным отбором, как в единственную побуждающую силу, необходимую для преобразования случайных молекул в человека, в то время как креационист верит, что те же самые случайные молекулы были преобразованы в человека и другие организмы великим божественным разумом. Если случайный процесс эволюции действительно служит побуждающей силой, стоящей за восходящим развитием неживой материи в сложную жизнь, и если Библия действительно рассказывает нам, что жизнь возникла подобным образом, то почему же автор Библии не выразится более просто по этому вопросу? Почему он не скажет нам правду о той роли, которую играет в создании случай? Если Книга Бытия действительно описывает медленный процесс случайного восходящего развития в течение миллионов лет, то почему ее автор просто не скажет этого? Несомненно, подобные факты могли быть выражены гораздо яснее, даже примитивным языком и в древние времена, если бы Бог пожелал внушить нам представление о случае, действующем в течение миллионов лет наряду с естественным отбором как первоначальная побудительная сила создания вместо Самого Бога. Но библейское повествование создает впечатление о побудительной силе Слова, которое дарвинизм заменяет слепым случаем и естественным отбором. Однако самое меньшее, что мы можем ожидать от книги, предназначенной для передачи людям божественных начертаний, - это ясность выражений.

ИЗВЕСТНЫЕ ПОПЫТКИ СОГЛАСОВАТЬ ДАРВИНИЗМ С КНИГОЙ БЫТИЯ (1-3)

    Теория профессора фон Хюне. Поскольку при поверхностном рассмотрении соотношение между дарвинизмом и Быт. 2-3 неясно, евангелические христиане потратили много времени и энергии на поиски точек соприкосновения между этими двумя учениями. Одним из наиболее деятельных и известных геологов, работавших в этом направлении в Европе, был профессор барон фон Хюне из Тюбингена. Проф. фон Хюне - убежденный лютеранин. Его книги "Божий путь и труд в природе" и "Создание и естественная история" широко распространены и признаны среди христиан в Европе[30].

    В англосаксонских кругах проф. фон Хюне назвали бы теистом-эволюционистом. Он учит следующему:

    1. Человечество медленно эволюционировало от примитивной жизни через неустановленные эволюционные стадии в течение долгих лет.

    2. Существовала раса людей, живших за тысячелетия до Адама и наряду с Адамом.

    3. Бог избрал Адама среди этой доадамовой расы, вероятно ребенком, вдохнул в него Свое дыхание и, таким образом, сделал его не животным, а человеком. Этот Адам, хотя и не физически, но духовно был первенцем первой человеческой расы. Затем Адам был помещен в рай, Эдемовский сад.

    Таким образом, Адам, с биологической точки зрения был по происхождению доадамовой расы, хотя духовно он был первым человеком. Наряду с Адамом, жившим в раю, процветали другие, доадамовы и подобные Адаму расы с их культурами. Рай служил для защиты Адама как первенца новой, одухотворенной расы от разрушительного влияния старейших адамоподобных культур.

    Фон Хюне выдвигает мнение, что, поскольку Бог воспользовался животным телом, чтобы синтезировать Адама, вдохнув в него Свое дыхание, то Он фактически и создал Адама из "земного праха". Следовательно, "прах", взятый Богом для создания Адама, был прахом, составлявшим уже тело избранного животного. Согласно этому взгляду, Бог использовал "иносказательно" прах, другими словами, животное тело.

    Но было ли целью Библии внушить нам подобный взгляд? В Книге Бытия говорится: "В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю (прах, адамах), из которой ты взят; и в прах (афар) возвратишься" (Быт. 3, 19). Следовательно, если прах (афар), из которого был создан Адам, был в действительности животным телом, то прах, в который он возвращается после смерти, должен быть тем же самым, то есть животным телом! Что может только означать, если мы согласимся со взглядом, предлагаемым нам профессором фон Хюне, что после смерти все человечество становится снова чем-то вроде низшего животного, может быть доадамовой расой! Можно предположить, что он вряд ли это думал. Но если слово "прах" повторяется дважды в одной фразе, то его должно истолковать каждый раз одинаково, если только не имеется достаточно основания поступить иначе. Разумеется, в данном случае самое очевидное истолкование требует оставления слову его прямого смысла, то есть "прах", не придавая ему излишних скрытых значений.

    По нашему мнению, это простое истолкование подтверждается и другими изречениями из Священного Писания, как, например: "Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц" (1 Кор. 15, 39). Следовательно, плоть человека (прах) не эквивалентна плоти скотов (праху). Однако они несомненно были бы эквивалентны, если бы плоть Адама была в действительности скотской плотью, в которую был бы только вдохнут дух. Этот вдохнутый дух не изменил бы материала генов и хромосом, которые, по мнению профессора, были произведены для Адама непосредственно от животного, если Бог избрал доадамово или параадамово животное и превратил его в человека духовно, в то время как биологически он оставался бы скотом. При таких условиях плоть человека и плоть животного должны были быть эквивалентными, а не различными. Однако в Первом послании к Коринфянам утверждается, что человек биологически отличается от скотов.

    Может быть, будет полезным рассмотреть в дальнейшем некоторые выводы из взглядов профессора фон Хюне, поскольку они проливают свет и на другие теистически-эволюционные аргументы. Если Адам был биологически животным, в которого Господь вдохнул Свое дыхание и таким образом "очеловечил" его, то в таком случае Адам не мог быть биологически первым человеком. Ибо профессор считает, что Каин взял себе жену из доадамовой расы, подтверждая, таким образом, что биологически и расово Адам оставался неизменным, даже после того, как в него было вдунуто божественное дыхание и он попал в рай. Следовательно, между расой Адама и доадамовой расой возможно было перекрестное оплодотворение, приводившее к плодотворному потомству - прямое указание на расовую идентичность. Из этого следует, что доадамиты и Адам были биологически действительно одним видом человека. А это означает попросту, что Адам биологически был совершенно определенно не первым человеком. Но профессор идет дальше, как поступают и другие, придерживающиеся подобных взглядов. Он утверждает, что постройку Каином города (Быт. 4,17) можно объяснить, только предположив, что существовали доадамовы и параадамовы расы, которые могли сотрудничать с Каином, снабдив его женой и строителями города. Но если мы серьезно отнесемся к Библии, то не можем согласиться с подобным мнением, ибо в Священном Писании определенно подчеркивается, что Адам был первым человеком и что его жена, Ева, была "матерью всех живущих" (Быт. 3, 20). Если взгляды профессора правильны, то человечество должно происходить только частично от Адама и Евы, поскольку, согласно этим взглядам, доадамова и параадамова расы также являются его предками. Но Библия утверждает, что только Адам и Ева являются нашими единственными прародителями (см. Рим. 5, 14; 1 Кор. 15, 22, 45; 1 Тим. 2, 13-14).

    Профессор фон Хюне пытается объяснить все развитие человека на основании медленно восходящей эволюции на протяжении миллионов лет, согласно принципам Дарвина. В то же время он неоднозначно признает Библию как вдохновенное Богом Слово, что, безусловно, редко встречается у германского ученого такого уровня, как профессор фон Хюне.

    Должно быть очень трудно честно истолковать библейское повествование как учение о происхождении видов в последовательно эволюционном контексте, несмотря на все героические усилия искренних теистов-эволюционистов. Разве не достаточно повествования о чудесном хирургическом происхождении Евы из Адамова ребра, чтобы доказать, что в Библии не описывается какой-либо естественный эволюционный случайный процесс, измененный путем естественного отбора в течение миллионов лет? Ева была взята во время глубокого сна непосредственно из Адамова ребра, что, безусловно, при любом воображении не является описанием какого-либо эволюционного процесса. Почему же Господь Бог не снабдил Адама подходящей доадамовой женой, если Он хотел создать из них человеческую расу "естественными" средствами процесса воспроизведения? Мы знаем сегодня из трудов по культуре ткани, что самым близким к новому творению и правильным путем к воссозданию организма было бы взять от него вегетативную часть и рекультивировать ее методами культуры ткани - так же, как описывается в Библии происхождение Евы.

    Библейское повествование о происхождении Евы из Адамова ребра может иметь в такой же мере символическое, как и чисто физическое, хирургическое значение. Каждый мужчина обладает, с психологической точки зрения, известной долей женственности в своей личности, уравновешивающей его преобладающую мужскую натуру. Таким образом, происхождение Евы из Адамова ребра может представлять собой символическое разделение полов, заключавшихся первоначально в Адаме. Христос учил, что при воскрешении из мертвых не будет разделения на пол; воскрешенный человек будет как ангел, ни мужского, ни женского рода (Матф. 22, 30). Это означает, что конечное или вечное завершение человеческого состояния, в котором мужское и женское начала будут соединены в одном существе, может отразить первоначальное состояние человека, при котором одно существо, Адам, представляло собой все потомство мужчин и женщин. Это же, в свою очередь, опять-таки отражало бы утверждение Священного Писания, что человек в своем вечном состоянии будет обладать теми же свойствами, которые были присущи ему в Божьем раю в начале творения. Конец отражает начало, подобно концепции Эйнштейна о кривизне пространства; смотря прямо перед собой в пространство, мы увидим, что смотрим себе в затылок - поскольку кривизна пространства приводит к тому, что все обращается на себя.

    Повествование о появлении Евы, если мы серьезно относимся к Библии, несомненно исключает возможность всякого "естественного" эволюционного процесса на протяжении миллионов лет как полного объяснения происхождения человека. Библия повествует о совершенно чудесном и неуниформитарианистском происхождении, по крайней мере, женщины. Оно представляет собой полный разрыв с нормальными методами воспроизводства во всем высшем животном мире. Объяснить его эволюционным процессом нельзя ни при каком воображении.

    Возможность постройки городов на заре человечества объяснима без того, чтобы прибегать к постулату о доадамовой и параадамовой расе. В древние времена люди жили гораздо дольше, чем сейчас, и в Библии говорится, что возраст в 900 лет не был необычным. Сведения небиблейского происхождения сообщают даже о еще большей продолжительности жизни, поскольку некоторым царям приписывается правление в течение нескольких тысячелетий. Создается впечатление, что тогда считались дни и даже недели за год, если получались такие цифры их возраста. Но в Библии упоминается, что в течение девятисотлетней жизни человека у него рождались дочери и сыновья. Мы полагаем, что 900 лет, упомянутые в Библии, являются по своей длительности такими же годами, какими мы их считаем сегодня, потому что в той же Библии возраст в 900 лет сперва сокращается до 120, а потом до трех двадцатилетий и десяти лет. Шестьдесят и десять лет, очевидно, были тогда такими же, как сегодня, так что мы можем предположить, что и для упоминаемого продолжительного возраста сохраняется то же соотношение.

    Если период вынашивания плода в девять месяцев был тогда таким же, как сегодня, а оснований сомневаться в этом нет, то древний человек мог обладать громадными семьями. У Каина не было затруднений жениться на какой-либо из своих сестер, так же как и гораздо позднее Авраам женился на своей полукровной сестре Саре. Последствия кровосмешения нельзя сравнить с подобными союзами сегодня, поскольку генетическое распадение сразу же после сотворения не играло такой господствующей роли, как теперь.

    В наше время лаборатории всего мира производят в большом масштабе случку братьев и сестер от одной матки для получения лабораторных животных. До тех пор пока нет нежелательных рецессивных генов в организме брата или сестры, не может возникнуть и нежелательных последствий и результатом подобной практики является сильное поколение. В династиях фараонов Древнего Египта происходило то же самое, и их отпрыски были весьма плодовиты. В наши дни, когда нам угрожают рецессивные гены, подобная практика среди людей была бы по меньшей мере рискованной. Но во времена Каина брак его с одной из многочисленных сестер не вызывал никаких возражений с генетической точки зрения, поскольку почти или вовсе не надо было опасаться разрушения генов ни у одного, ни у другого партнера.

    "Семь дней должны рассматриваться как семь периодов". Для того чтобы преодолеть затруднения с исчислением и согласовать их с нашим пониманием, была предпринята попытка считать семь дней создания мира в Книге Бытия как семь геологических периодов. Мы считаем, однако, что попытка преодолеть затруднения подобным методом часто приводит к возникновению еще больших проблем.

    Согласно библейскому повествованию, растения вырастают на третий день. Солнце, как говорится, было сделано (не "создано") на четвертый день. Если третий и четвертый дни в действительности "периоды", то в таком случае третий период произрастания растений был лишен солнца. Если же растительность третьего периода послужила основанием для залежей каменного угля, которые мы теперь знаем, то приравнивание дня к периоду должно быть неправильным, потому что измерения угольных пластов показывают, что они образовались из растительности, выросшей под жарким тропическим солнцем. Никакой космический свет как свет первого дня не мог вызвать подобной растительности. Если теории современной астрономии вообще имеют какой-нибудь смысл, то только наше солнце, которое мы знаем сегодня, могло своей энергией вызвать "каменноугольную" растительность[31].

    С приравниванием дня к периоду возникает и другое затруднение. Подобный взгляд подрывает все важное библейское учение о субботе. Как сказано, Бог почил на день седьмой после трудов Своих. Из этого следует, что и человек должен отдохнуть на седьмой день, как это сделал Бог. Но отдыхал ли Бог целый геологический период, может быть миллионы лет? Вся библейская концепция о субботе связана с шестью рабочими днями и отдыхом на седьмой (Исх. 20, 10-11; 31, 15-17). Разумеется, Бог не нуждался в отдыхе, но можно предположить, что Он установил для нас этот субботний отдых. Идея о праздновании (7x7) безусловно присуща библейской мысли (см. Лев. 25 и 27).

    Если принять семь дней за семь периодов, возникает еще и другое затруднение. Согласно библейскому повествованию, грех вошел в мир с падением Адама, и вместе с этим грехом смерть (предположительно и смерть животных), как сказано, вошла в мир Адама. Это обсуждается и в 5-м Послании к Римлянам. Если это так, то каким же образом, согласно теории о семи днях, равняющихся семи периодам, в мире могла быть смерть задолго до падения Адама, вызвавшего своим падением появление смерти в мире?

    Геологические формации, в которых содержатся окаменелости, служат, безусловно, свидетелями смерти в этих периодах, поскольку окаменелости могли несомненно произойти только вследствие смерти данных организмов. Следовательно, всякие окаменелости, геологически старше Адама, автоматически вызывают вопрос о смерти, происходившей до того, как Адам вызвал смерть своим падением. И все же, согласно повествованию Книги Бытия и апостолу Павлу, Адам своим падением принес смерть в созданный мир. Рассматриваемая нами теория, приравнивающая семь дней творения к семи геологическим периодам, должна, следовательно, допускать смерть, предшествовавшую Адаму на миллионы лет. Однако Писание утверждает, что смерть воцарилась только с Адамом и что грех был введен в мир одним человеком, и грех Адама внес смерть (Рим. 5, 12). Таким образом, применение теории, считающей один день эквивалентным геологическому периоду, вызывает значительные затруднения.

    В этом контексте можно, конечно, спорить по поводу значения слова "смерть". Оно может означать духовную смерть среди людей Адама, указывая таким образом на духовное отделение между Богом и человеком, возникшее вследствие греха Адама. С другой стороны, Библия учит, что если человек верит в Иисуса Христа, то такой человек никогда не умрет, подразумевая, что физическая смерть нейтрализуется вечной жизнью после воскрешения, новым рождением. Так духовная и физическая смерть тесно связаны одна с другой. Духовная смерть служит причиной физической смерти, а духовная жизнь переходит в физическую смерть, которая "поглощается" воскрешением.

    Таким образом, трудно (хотя и не абсолютно невозможно) согласовать библейское учение со смертью, бывшей в силе в созданном мире задолго до того, как ее внес Адам своим падением. Во всяком случае, обсуждаемая нами теория, по-видимому, требует подобного положения вещей. С другой стороны, с научной точки зрения законов термодинамики, описывающей теперешнюю сущность материи, невозможно принять теперешний порядок создания существующим без необходимости смерти. Но к этому вопросу мы вернемся позднее в связи с воскрешением.

    Теория разрыва (пробела). Теория пробела предлагает третью возможность избежать тех затруднений, о которых упоминалось выше.

    Книга Бытия повествует нам, что в начале Бог создал небо и землю, и земля была (или стала) безвидна и пуста (в зависимости от того, какого перевода придерживаться). На это можно возразить, что создание не могло выйти первоначально из рук Творца в состоянии пустоты и безвидности. Все, что выходит непосредственно из Его рук, должно быть совершенно. Все, что безвидно, пусто или темно, то есть находится в состоянии неполноты или хаоса, не может выйти таковым из Его рук. Таким образом, согласно теории разрыва, или пробела, если создание могло быть описано в какое-либо время темным, пустым и безвидным, то оно должно было стать таковым. Сторонники теории разрыва доказывают, что творение не могло быть таким создано Богом, без того, чтобы не отрицать присущих Богу качеств. Разумеется, Богу не требовалось созидать совершенный мир одним махом по необходимости. Он мог соизволить сделать это так, но не по принуждению, а мог постепенно, как Он исцелил слепого также постепенно (Мк. 8, 22-25).

    Согласно этой теории, если все создание во время Адама было вовлечено в его падение, то более раннее создание до Адама пережило падение, когда пал князь его, внесший смерть и тьму до Адама. Ибо Бог создал небо и землю и поставил Люцифера, Носителя света, князем над Своим первоначальным творением. Люцифер был совершенным ангелом Божиим со свободной волей и, следовательно, способным любить Бога и служить Ему. Но он злоупотребил этой свободной волей и пытался сравняться с Богом. Это вызвало падение в мире до падения Адама и разрушило первоначальное творение до создания того мира, в котором был Адам. При этом постулируется, что первоначальное падение и сделало землю безвидной, пустой и во тьме. Змей сатана находился, таким образом, в падшем состоянии до падения Адама. Он соблазнил Еву, ввергнув ее в падшее состояние, в котором находился он сам, и, таким образом, распространил свою власть и на новый мир Адама (Ис. 14, 12). Таким образом, Люцифер не был создан грешным существом, но впал в это состояние после создания[32].

    Согласно этому мнению, грех и смерть вошли в мир уже до Адама и Евы, что, в свою очередь, противоречит библейскому учению, что грех и смерть вошли в мир впервые с падением Адама (Рим. 5, 12). Когда Адам согрешил, то сатана вошел, если это так, только в другую область непадшего творения. Семь дней, описанных в Книге Бытия 1 и 2, становятся, следовательно, семью буквальными днями реконструкции и реабилитации. Геологические пласты, с их доадамовым свидетельством о смерти до падения Адама, служат, следовательно, просто свидетельством о предшествовавшем падении сатаны и внесенной тем самым смерти до грехопадения Адама. Создание Адама должно, значит, рассматриваться, согласно этой теории, как часть пересоздания и возрождения падшего до этого мира.

    Но следует обратить внимание еще и на другое. Фактически между 1.1 и 1.2 в Книге Бытия нет явного пробела, а подобный разрыв между стихом 1 и 2 следовало бы ожидать, если бы вышеприведенное истолкование предыстории было верным. Однако скрытые пробелы часто встречаются в Библии, как, например, в пророчествах по поводу первого и второго пришествия Христа. Пророчества о первом и втором пришествии часто сливаются одно с другим, так что ни по тексту, ни по сути пророчества их часто нельзя различить. Долгий период времени между этими двумя явлениями часто совсем не ясен в тексте. Пророческое провидение в прошлом и будущем часто безвременно.

    Смотря с этой точки зрения, Земля и жизнь могли быть вообще на миллионы лет старше Адама. Доадамов мир, таким образом, мог быть разрушен одной или целой серией катастроф и затем восстановлен в течение буквально семи дней создания. Этот взгляд совпадал бы и с геологическими данными, согласно которым человек, говоря относительно, очень молод по сравнению с возрастом Земли и появился на ней сравнительно внезапно и поздно.

    Эти мысли служат фактически дальнейшим развитием теорий Кювье, также постулировавшего серию катастроф как объяснение следующих одна за другой геологических формаций. Идеи Кювье по этому поводу были настолько популярны сто-сто пятьдесят лет тому назад, что, по мнению некоторых ученых, они надолго задержали признание дарвинизма большинством других. Альсид д'Орбиньи (1802-1857) развил теории Кювье и утверждал, что после каждой катастрофы происходило новое создание жизни. Англичанин д-р Томас Челмерс впервые фактически постулировал разрыв между стихом 1 и 2 Книги Бытия, чтобы определить время серий катастроф до Адама. Многие из видных геологов прошлого столетия разделяли взгляды Кювье просто потому, что считали подобное объяснение лучшим истолкованием известных фактов в геологических наслоениях[33].

    Здесь достаточно будет упомянуть, что против теории разрыва выдвинуто одно серьезное возражение в Исх. 20; 22, где категорически заявляется; "Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них". Если, как утверждается в теории разрыва, Бог создал небо и землю и все, что в них, в течение долгих периодов времени, путем процесса эволюции, задолго до шести дней Книги Бытия 1, то в таком случае Книга Исхода (20, 11) вводила бы в высшей степени в заблуждение. Ибо слово "асах" (сделано) в применении к этим шести дням, может указывать именно на то, что Земля не была "переделана", переформирована из уничтоженной, разоренной Земли, но была создана из ничего. Некоторые теологи считают, что асах служит синонимом бара, когда употребляется в контексте о создании (в указ. статье, с. 6).

    Для дальнейших важных и интересных заключений на эту тему см. статью д-ра Уайткомба.

    Униформитарианизм. Чарльз Лайель (1797-1875) в своем всемирно известном учебнике "Принципы геологии" окончательно отбросил идею о последовательных катастрофах и заменил ее идеей "униформитарианизма". Согласно его взглядам, в настоящее время всемирно признанным, все, включая и геологические наслоения, развивалось медленно, однородно и регулярно в течение громадных промежутков времени без того, чтобы катастрофы любого типа играли при этом сколько-нибудь значительную роль. Лайель следовал теориям Уильяма Смита (1769-1839), который считал, что все геологические формации, безразлично, где бы они ни происходили, показывают тот же хронологический порядок и ту же классификацию окаменелостей. Таким образом, возникает "индекс окаменелости": тот тип окаменелостей, который заключается в геологической формации, служит для классификации и определения идентичности данной формации как хронологически, так и геологически.

    Но Лайель пошел дальше, чем его учитель, утверждая, что все геологические формации являются результатом медленного процесса униформирования и" все возникли без влияния катастроф какого-либо рода. Эта философия Лайеля преподается в той или иной форме во всех известных университетах восточного и западного мира. Согласно этим современным идеям, законы природы всегда были теми же самыми, каковы они сегодня, так что теперешнее состояние природы служит объяснением ее прошлого состояния и будущего. Следовательно, геологические формации, окаменелости и т. п. возникают сегодня таким же самым образом, как и миллионы лет тому назад. Отсюда происходит и название "униформитарианизм" для этого рода философии. Отсюда же вытекает и концепция, что катастрофы и деяния Бога не имеют ничего или очень мало общего с формациями геологических пластов, какими мы их видим сегодня.

    Эти идеи заставляют вспомнить пророчества апостола Петра: "И говорящие: где обетование пришествия Его? ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же" (2 Петр. 3, 4). Апостол Петр указывал на то положение вещей, которое произойдет к концу нашей эры, когда "ругатели, поступающие по своим собственным похотям", будут насмехаться над мыслью о втором пришествии Христа для суда над миром и спасения верных Ему. Они будут утверждать, что все, что продолжалось и что было со времен отцов, остается таким же, то есть что вся история человечества была однородной, униформированной. Не произошло никаких перемен, которые были бы вызваны неуниформированным актом Бога. Все было построено силами естественных перемен, которые нам известны. В биологических науках нашего времени дух униформитарианизма безусловно усиливается (в физике он менее заметен) и может, если судить по апостолу Петру, быть предвкушением духа последних времен.

    Несомненно, очевидно, что христианин в принципе не может быть абсолютным униформитарианистом. Он вряд ли может утверждать, что никогда не происходили и никогда не будут происходить катастрофические перемены, если он верит словам апостола Петра:

А нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков. Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день. Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию.

Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. (2 Петр. 3, 7-10)

    Это библейское ожидание едва ли подходит к униформитарианизму.

    Следовательно, христианин, верующий в Библию, в принципе едва ли может быть униформитарианистом. Он не может отринуть все типы катастрофических происшествий как объяснение естественных явлений. Он будет ожидать для мира катастрофического и неуниформитарианистского вмешательства Бога в мировые события при втором пришествии Христа. Библейски ориентированный христианин никогда не может утверждать, что все всегда оставалось таким, как во времена праотцев, что настоящее служит ключом к прошлому и к будущему. Сама идея об акте создания лежит уже вне принципа последовательного униформитарианистского объяснения жизни и мира, какими мы их знаем. Сам акт создания материи или жизни показывает величайшее вмешательство Бога во время и пространство, которое никогда не может быть полностью объяснено на основании современного униформитарианистского состояния вещей. То же относится и к непорочному рождению Иисуса Христа и к Его воскрешению; и то и другое едва ли является униформитарианистским.

    Прогрессивный креационизм. Ряд известных современных евангелистов не хотят считаться теистами-эволюционистами, так же как не хотят, чтобы на них смотрели как на креационистов, которые верили, что Бог создал все буквально в семь дней. Ибо прогрессивные креационисты (или "эволюционисты преддверия", как называет д-р Бернард Рамм эту школу мысли) верят, что Бог создал прежде всего материальный мир и затем постепенно вносил в него различные формы жизни, начиная с низших форм и в восходящей прогрессии, но путем отдельных актов творения в каждой стадии, создавая высшие формы, закончив весь постепенный творческий процесс созданием человека. Таким образом, творческая деятельность Бога представляется этим евангелистам распространенной на многие периоды, но будучи ограниченной коротким промежутком времени в течение каждого из этих периодов.

    Дарвин в "Происхождении видов" выразил неудовольствие и сарказм как раз по поводу таких взглядов, бывших довольно распространенными в его время, поскольку они, по его мнению, нелогичны в попытке скомбинировать его ориентированные на случайность теории с божественным планированием в представлении ортодоксальных христиан.

    Эти взгляды, выдвигаемые прогрессивными креационистами, не могут вызвать особых комментариев, ибо, с научной точки зрения, они дают слишком мало реальных доказательств для обсуждения. Кроме того, в этих теориях взгляды "открытых" креационистов семи дней очень мало отличаются от объяснений убежденных эволюционистов и, таким образом, сливаются вместе. Язык же прогрессивных эволюционистов часто настолько двусмыслен, что нельзя быть действительно уверенным, с кем, собственно, обсуждается вопрос: с креационистом или с теистом-эволюционистом. Если же вопрос касается "эволюции лошади", то в результате обычно убеждаешься, что в глубине души "прогрессивный креационист" фактически является "теистом-эволюционистом".

    Поскольку кругозор теорий прогрессивных креационистов слишком велик для данной книги, то вниманию читателей могут быть предложены некоторые стандартные труды, опубликованные авторами, занимающими эту позицию, наряду с теми, кто обсуждает эти проблемы[34].

Оглавление